Режиссер мюзикла «Принцесса цирка» — о том, почему в музыкальном представлении не нужны супертехнологии

Фото: Юрий Богомаз

12 октября на сцене Московского театра мюзикла начинаются премьерные показы «Принцессы цирка» по одноименной оперетте Имре Кальмана. За 90 лет своей истории произведение не раз было экранизировано и поставлено в театре, однако это не стало препятствием для очередной его интерпретации. С режиссером нового спектакля Себастьяном Солдевилья встретился корреспондент «Известий».

— Себастьян, вам не страшно было ехать в Россию?​​​​​​​

— Чтобы я и испугался ехать в Россию? Впервые я побывал здесь в 1990 году, после чего возвращался еще 20 или 30 раз (смеется).

— И каждый раз с проектами?

— Да, а еще чтобы найти русскую жену! Но так и не нашел (смеется). Когда я был молодой, занимался спортом и акробатикой — ездил тренироваться в Ярославль, Краснодар, Сочи и Москву. Также мы работали на Олимпиаде в Сочи, жили там три месяца. Так что я привык к России и мне здесь нравится. 

— Кому принадлежит идея поставить «Принцессу цирка» ?

— Это была заветная мечта Давида Смелянского и Михаила Швыдкого. 

Фото: Юрий Богомаз

Для нас было абсолютно понятно, что нужно оставить сценарный костяк. Мы не хотели делать ничего сумасшедшего в плане режиссуры, но поработали над персонажами: кого-то вырезали, кого-то добавили. После этого я посмотрел три фильма и четыре оперетты вживую: немецкую, австрийскую, российскую… Фильм 1950-х годов — самый лучший, а русское кино 1980-х годов — просто ужасное. Но не настолько плохое, как немецкий фильм тех же лет (смеется). 

Фото: Юрий Богомаз

Мы вдохновлялись фильмами и внесли некоторые изменения, чтобы придать действию живости. В шоу осталось ощущение ностальгии — вы почувствуете себя в Париже 1920-х! 

— В Московском театре мюзикла любят экспериментировать. Эта тенденция нашла отражение в вашей постановке?

— В России сильные классическая, драматическая и балетная школы. Вы увидите потрясающую хореографию и невероятные трюки. У нас будет более 40 человек на сцене. 

— Как насчет технологий? У нас любят спецэффекты, как в Цирке дю Солей.  

— Цирк дю Солей уже не тот. Сейчас это бренд, как «Дисней» или кока-кола. Я начал работать с ними 20 лет назад — в те времена у них еще была душа, но сейчас они превратились в машину. А наша история — о людях, о любви. Единственная технология, которую мы используем, — движение и вращение декораций. Если «технологий» было бы больше, люди не поверили бы, что артисты делают трюки по-настоящему. Зритель должен чувствовать: «Боже мой, они же сейчас убьются!»

Фото: Юрий Богомаз

​​​​​​​

 Если шоу будет таким волнительным, предлагаю вместе с программками раздавать порции валерьянки.

— Это отличная идея, спасибо (смеется). Знаете, у нас особенный каст. Обычно на шоу танцор танцует, а вокалист поет. Но не здесь. Все учат хореографию, все поют и делают цирковые трюки. Для этого артисты тренировались почти год шесть дней в неделю по шесть часов, а некоторые — семь дней в неделю по десять часов. Не могу рассказать всех секретов, но трюк, который будет делать Мистер Икс, обязательно упомяну. Люди просто сойдут с ума от него! Его могут повторить всего десять человек в мире. 

— Как имя этого смельчака?

— Мистер Икс. Интригу мы храним до конца. Никто не знает, кто исполняет эту роль — даже актеры труппы. Кто он — станет известно лишь в финале премьерного спектакля.

— Кто из известных российских артистов приглашен в шоу?

— Алексей Колган, Ефим Шифрин. Но честно скажу — мне всё равно, звезды они или нет, любят их люди или ненавидят. Выходите на сцену и покажите, на что вы способны! У меня глаз не замылен чьей-то известностью…

Справка «Известий»

Себастьян Солдевилья — акробат, режиссер-постановщик и арт-директор канадского цирка-театра «Семь пальцев». Обладатель золотой медали одного из самых престижных цирковых форумов — фестиваля «Цирк завтрашнего дня» в Париже. В 2014 году участвовал в постановке церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи.