В ГМИИ имени Пушкина открылась новая выставка, показывающая, как итальянский архитектор Пиранези повлиял на облик советской России

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Руслан Шамуков

Считается, что лепту в математическую карьеру Софьи Ковалевской внесли особенные обои. Комната будущего великого математика была обклеена лекциями по интегральному и дифференциальному исчислению профессора Остроградского. 

Подобная история произошла с советскими архитекторами и выдающимся зодчим XVIII века Джованни Пиранези. Его гравюры, украшавшие стены всевозможных архитектурных заведений страны, так прочно врезались в подсознание наших градостроителей, что впоследствии их творения стали реализацией идей Пиранези. 

О том, как «архитектор на бумаге», не воплотивший в жизнь практически ничего, заново родился спустя 200 лет в камне и бетоне Советской России, расскажет открывающаяся 1 октября в ГМИИ имени Пушкина выставка «Пиранези. До и после. Италия–Россия. XVII–XXI века».

Эта выставка — продолжение грандиозной «Итальянской осени». Она началась с феерического Рафаэля. Нынешний Пиранези не уступает по размаху. И не только потому, что Марине Лошак удалось раздобыть и впервые привезти в Россию легендарные медные доски Пиранези, с которых он печатал оттиски своих знаменитых работ. Эта выставка — живое воплощение идей директора ГМИИ. Известная любительница соединить век нынешний и век минувший, Марина Лошак провела такую неожиданную, яркую параллель, что о выставке, открывшейся в ГМИИ, и в Италии заговорили как о сенсации. И не случайно на нынешнем открытии итальянцев едва ли не больше, чем россиян.

— Меня поражала похожесть одного с другим, — вспоминает один из кураторов выставки, ректор Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина Семен Михайловский. — Можно смотреть на работы Пиранези и находить аналог в творчестве советских архитекторов. Эта поразительная схожесть мотивов иногда похожа на игру. Влияние Пиранези на архитектуру советского времени — я называю это «вирусом Пиранези» — факт неоспоримый, но почему-то никем не озвученный до сегодняшнего дня. 

Джованни Пиранези родился почти 300 лет тому назад в Венеции в семье резчика по камню и, естественно, пошел по стопам отца. Главным разочарованием Пиранези стала поездка в Рим. Он нашел великий город совсем не таким, как ожидал. Опечаленный тем, что остатки сооружений великой империи «разбросаны по огородам, продаются на рынках и просто исчезают день за днем», он пришел к логичному выводу, что сохранять имперское величие надо всеми возможными способами. Хотя бы в гравюрах.

Пиранези не имел возможности воплотить свои проекты в камне, но его гравюры отлично раскупались состоятельными итальянскими туристами. У него было немало поклонников, среди которых основатель Петербургской академии художеств русский вельможа Иван Иванович Шувалов. При его финансовой помощи Пиранези выпустил альбом офортов, благодаря которому «вирус Пиранези» распространился по России.

— Он повторял: «Если мы не можем творить, как древние, то должны хотя бы изучать их наследие». Свой Рим он изображал особенно, где-то меняя перспективу, где-то драматизируя, но всякий раз придавая величие. То, что делали советские архитекторы, создавая воображаемые картины «городов счастья», — говорит Михайловский.

Конечно, о Пиранези нам напоминают и работы Бориса Иофана (особенно Дворец Советов), и знаменитого пластика сталинской эпохи и автора здания МГУ Льва Руднева. Неожиданно для самого себя посетитель выставки обнаружит «вирус Пиранези» в работах конструктивиста Якова Чернихова и сделает множество других радостных открытий.

Особая «вишенка» экспозиции — работа современного художника Валерия Кошлякова, выполненная специально для выставки. Соединив советскую архитектуру с работами Пиранези, Марина Лошак пошла дальше, протянув параллели до XXI века.  

Справка «Известий»

В экспозицию вошли более 100 офортов мастера, гравюры и рисунки его предшественников и последователей, слепки, монеты и медали, книги, а также пробковые модели из коллекции Научно-исследовательского музея при Российской академии художеств, графические листы из Фонда Чини (Венеция), Научно-исследовательского музея архитектуры имени А.В. Щусева, Музея истории московской архитектурной школы при МАРХИ, Российского государственного архива литературы и искусства, Международного архитектурного благотворительного фонда имени Якова Чернихова. Впервые вниманию российского зрителя будут предложены гравировальные доски Пиранези, предоставленные Центральным институтом графики (Римская Калькография).

Выставка проработает в Главном здании с 20 сентября по 13 ноября 2016 года.

Вирус Пиранези в ГМИИ имени Пушкина



  • Фотография 1
    из 11:  

    Джованни Пиранези (1720-1778) создал огромное количество рисунков и чертежей, но возвел мало зданий, поэтому с его именем связывают понятие «бумажная архитектура».



  • Фотография 2
    из 11:  

    Пиранези жил в эпоху, когда величественный когда-то Рим был уже разграблен и стоял в руинах. Но художник принял решение сохранить былое величие в гравюрах. Он работал, как репортер, тщательно фиксируя, что видел вокруг, силой фантазии возвращая античный Рим. 



  • Фотография 3
    из 11:  

    «Поскольку у богачей нет склонности к крупным расходам на строительство зданий, у меня нет другого выхода как выражать свои идеи в рисунках», — повторял художник



  • Фотография 4
    из 11:  

    Пиранези был небедным человеком. Его работы охотно раскупались богатыми поклонниками. Одним из фанатов мастера был русский вельможа Иван Шувалов



  • Фотография 5
    из 11:  

    Пиранези считается одним из самых плодовитых мастеров своего времени. Площадь листов медных гравюр, созданных им, превосходит по площади все работы, созданные его современниками



  • Фотография 6
    из 11:  

    Пиранези был не только неутомимым гравером-исследователем, но и предприимчивым человеком, удачно использовавшим свой талант и знания в коммерческих целях. Со второй половины 1760-х годов он принимал участие в раскопках и начал воссоздавать памятники античного искусства, продавая их наряду с гравюрами. Тогда же он приступил к разработке проектов каминов и мебели, повлиявших на развитие эстетики неоклассицизма.



  • Фотография 7
    из 11:  

    Получить представление о дизайнерских способностях мастера можно, познакомившись с листами из двух серий гравюр: «Различные способы украшения каминов…» и «Античные вазы, канделябры…» (последняя была создана на средства российского мецената Шувалова).



  • Фотография 8
    из 11:  

    Будучи весьма знаменитым мастером, Пиранези постоянно задавался вопросом, а есть ли необходимость в творчестве, если все, что создано человечеством, будет разрушено. 



  • Фотография 9
    из 11:  

    Пиранези принимал живое участие в жарких спорах «о греках и римлянах», получивших широкое распространение в середине XVIII века. Он со всей пылкостью отстаивал главенствующую роль архитектуры Рима вопреки мнению «эллинистов», считавших вершиной мировой художественной культуры Грецию.



  • Фотография 10
    из 11:  

    В постройках Камерона в России, в Царском Селе и Павловске, прослеживается определенное влияние идей художника, создавшего новую эстетику, став одним из главных предвестников неоклассического стиля и стиля ампир.



  • Фотография 11
    из 11:  

    Современные архитекторы понимали, что Пиранези повлиял на архитектуру России, однако до нынешней выставки эта мысль никогда не озвучивалась

​​​​​​​