Съемки практически эталонного постапокалиптического боевика Джорджа Миллера «Безумный Макс: Дорога ярости», признанного поклонниками и внесенного в ряд списков выдающихся картин, проходили нелегко и крайне тернисто — с проблемами и конфликтами ведущих актеров. Что следует из обширного материала, опубликованного The New York Times.

Боевик "Тайлер Рейк: Операция по спасению" получит продолжение

При этом Терон, которая ранее заявляла в интервью, что не в ее привычках перед кем-то за что-то там извиняться, признает: она частенько была инициатором ссор и возводила те стены недопонимания, что мешали съемкам. Так как просто не понимала, что ее экранный партнер — Том Харди — чувствует, какая ответственность на нем лежит. Ведь актеру пришлось заменить в роли Макса Мела Гибсона (сыгравшего в оригинальной трилогии — напомним на всякий случай).

В то же время Шарлиз настаивает: и для нее работа в картине была не сахар — сниматься было очень тяжело и травматично. Но, с другой стороны, это нормально, ведь всё, что ценно и действительно важно, никогда не дается легко и просто.

В итоге сейчас, по прошествии пяти лет оглядываясь на проделанное, актриса испытывает большую гордость. Уточняя: работа в ленте дала ей самые мощные и сумасшедшие переживания за всю жизнь.

Кстати, Шарлиз буквально выросла на трилогии, которая страшно популярна у нее на родине — в ЮАР, и впервые смотрела фильмы с отцом, когда ей было двенадцать. Испытав глубочайший восторг.

Да и сам Харди признает, что тот масштаб экшна, с которым ему пришлось столкнуться в «Максе», был вообще не похож ни на что из того, чем он занимался на экранах ранее. Отмечая несомненную заслугу Терон, которой удалось создать, возможно, одного из лучших персонажей боевиков — благодаря своему «феноменальному таланту». И так или иначе терпевшей его. Хотя она явно предпочла бы в качестве партнера кого-то более опытного.

Вышел трейлер "Неистового" с Расселом Кроу

Далее оба говорят в один голос: да, давление и ответственность были гигантскими, это пугало и нервировало — всем было откровенно страшно. Плюс процесс съемок оказался действительно исключительно тяжелым и изнуряющим. Оттуда все эти ссоры и непонимание.

Их коллеги — в частности, Роузи Хантингтон-Уайтли (Анкхарат) и Зои Кравиц (Тост) — также отмечают, что Харди и Терон то и дело сцеплялись и наблюдать за этим было неприятно. Плюс доставалось и режиссеру картины.

Но, заверил Миллер, в любом случае оно того стоило.