Диана камню загадывает, чтобы лётчик её ненаглядный, сгинувший в первой части, вернулся. Следом Дианина коллега Барбара Минерва, неуклюжая, но добросердечная серая мышка, загадывает перестать быть неуклюжей серой мышкой, а стать крутой. Наконец, неудачливый бизнесмен на пороге разорения, в одиночку воспитывающий маленького сына, загадывает самому стать как волшебный камень. Крэкс-пэкс-фэкс — и вуаля: лётчик Стив Тревор жив-здоров, Барбара Минерва ловка и крута, а неудачливый бизнесмен одарён способностью исполнять желания. Но есть подвох. В обмен на желание нужно с чем-нибудь обязательно расстаться. Причём если обычный волшебный камень по умолчанию забирает самое ценное, что есть у загадавшего, то человек-камень забирает что захочет.

"Ребекка": что не так с новой экранизацией романа Дафны Дю Морье

Мотив, который с незапамятных времён встречается везде и всюду, от мифов, легенд и сказок до Уильяма Джейкобса, Стивена Кинга и «Рика и Морти», теперь внедрён и в кинокомикс. Бойся своих желаний. Однако «Чудо-женщина: 1984» находит если уж не оригинальный, то как минимум не совсем изъезженный подход к теме, фантазируя в направлении «а что, если заветные желания всех и каждого возьмут и сбудутся». Всех и каждого, включая американского президента, нефтяного магната из Египта, бородача в чалме с пулемётом и так далее.

А будет тогда тотальный хаос, массовые беспорядки, кризис на Ближнем Востоке (очередной), коллапс экономики, ядерный апокалипсис. Ответ предсказуем, но главное-то — визуализация. Весь год ничего сопоставимого по размаху мы не имели возможности на экранах наблюдать, а тут нате вам. Гигантская стена из земли вырастает, ракеты взмывают ввысь. Пиршество дорогущих спецэффектов для изголодавшегося массового зрителя. Не всегда, правда, всё безупречно — злодейка, например, в финальной схватке выглядит так, будто сбежала из киноверсии мюзикла «Кошки». Но, с другой стороны, в прошлой «Чудо-женщине» с графикой дела обстояли заметно хуже, да и, в конце концов, кому не охота поглядеть, как персонажа из «Кошек» мутузят.

Новая «Чудо-женщина» вообще лучше старой по всем аспектам. Мозги не компостирует назидательными комментариями насчёт гендерного равенства, что уже огромный плюс. Диана на человека стала похожа, а не на коллекционную игрушку, произносящую выдержки из пособия для начинающей феминистки. То есть она всё ещё и умница, и красавица, и колонну бронетехники на полном ходу почти целиком выводит из строя, попутно спасая детишек и ловя пулю верёвочкой. Но сталкивается со вселенской несправедливостью, которую победить не в состоянии, и даже жалко её, бедненькую. И злодеев жалко на самом деле. Потому что тоже люди, отнюдь не плохие изначально, а опять вселенская несправедливость виновата. Что ж ты будешь делать.

На этот, казалось бы, риторический вопрос «Чудо-женщина: 1984» даёт вполне конкретный и неожиданный ответ. Фантазия, подпитанная архетипическим мотивом, уносит Пэтти Дженкинс и её сосценаристов по удивительной траектории в философию буддизма, и фильм венчается многословно изложенной моралью, суть которой в следующем: желания ведут к страданию, поэтому нужно всем отказаться от желаний. И наступит благодать. При этом иллюстрацией к наступлению благодати служит заключительная сцена, разворачивающаяся на рождественской ярмарке. Кроме того, эта заключительная сцена вкупе с рядом других моментов и со сценой после титров ещё и намекают на существование в мире DC — до кучи к древнегреческим богам и инопланетянам — реинкарнаций. Такой вот заковыристый бывает этот мультикультурализм.

3.5