Получить нормальную офисную должность бывшему вояке с сомнительной биографией мешает (анти)утопическая меритократия. У каждого свои строго определённые функции вплоть до набора эмоций, на всех составлены подробнейшие досье: поди пойми — то ли живые люди ходят по улицам, то ли запрограммированные на определённый лайфстайл роботы. Это, правда, вполне на руку Долорес Абернатти, чей глобальный план по замене теплокровных элит рептилоидами — то есть, извините, андроидами — начинает потихоньку осуществляться.

"Голливуд" Райана Мёрфи: неоднозначная ревизия прошлого

Мэйв тем временем пытается сбежать из нового парка корпорации Delos — пародии на мелодраматичное военное кино с фашистами, а также с переделанным в небритого итальянского мачо Гектором… И обнаруживает, что на самом деле достаточно долго заперта в виртуальной симуляции внутри суперкомпьютера, откуда можно выбраться лишь по желанию могущественного Архитектора с внешностью Венсана Касселя. Бернард же традиционно рефлексирует, резонёрствует и надеется встретить Избранного в лице хоть кого-нибудь (кроме самого себя).

Нет, искать сестёр Вачовски, Масамунэ Сиро и сэра Риддли Скотта в списке сценаристов третьего сезона "Мира Дикого Запада" бесполезно — вы их там не найдете. Зато с метаморфозами в концепции шоу сразу всё понятно. На смену философскому техновестерну окончательно пришёл концентрированный айтишный киберпанк. Причём такой, будто Джонатан Нолан и Лиза Джой решили опытным путём прочертить ту самую границу между плагиатом и постмодерном. И даже если сам по себе подобный подход имеет право на жизнь, то конкретно здесь вместо внятной "дорожной карты" авторы предлагают сплошные каракули.

Они, с одной стороны, азартно тасуют все известные человечеству футуристические штампы, где-то небезынтересно обыгрывая классику, но чаще вываливая её в кучу плохо переваренными и неловко спаянными кусками. С другой — то и дело ударяются в исступлённое жонглирование играми разума, реальностями, экспериментами с человеческой памятью и прочими "уровнями сна" на манер фильмов Нолана-старшего. А вдобавок навязчиво пытаются удивить зрителя нагромождением максимально вычурных твистов, постоянно теряя чувство меры.

Пятый сезон "Лучше звоните Солу": прощай, Джимми

Тем грустнее вспоминать вторую часть — оправданно запутанную этическую головоломку, до решения которой действительно хотелось добираться через дебри предположений и гипотез. Да что уж там: даже дебютный сезон можно было назвать каким угодно, однако точно не безыдейным. В то время как "Новый мир", кичась сценарными зигзагами, не предлагает, по сути, ни одного оригинального комментария. Его потолок — тухловатые алармистские речёвки на тему относительности благих намерений, цифрового рабства, промывания мозгов, Большого Брата, неизбежности техногенного апокалипсиса и того, что уже завтра верный кибернетический слуга возьмёт да законопатит вас в психушку, отжав к тому же ваши деньги.

Впрочем, даже с учётом перечисленного оторваться от просмотра МДЗ до сих пор не так просто. Причины очевидны. Во-первых, банальное желание узнать, чем дело кончится, по мере сил подогреваемое шоураннерами (получается, правда, чем дальше тем хуже — ведь загадки и разгадки в третьей главе имеют свойство повторяться). Во-вторых, разумеется, визуальное оформление под стать лучшим голливудским блокбастерам, поданное с нарочитой небрежностью: дескать, на телевидении теперь можно позволить себе и мощную массовку в абсолютно не обязательной сцене, и декорации за сотни денег с панорамами а-ля финал "Бойцовского клуба", и стильные перестрелки.

"Фея": Константин Хабенский осознает себя реинкарнацией Андрея Рублева

Хотя стильно тут не только стреляют. Чего стоит, например, забавный и вместе с тем довольно эффектный наркотический трип одного из персонажей по имитации киножанров от чёрно-белого нуара до дешёвой мелодрамы — плюс соответствующие фокусы с цветокоррекцией, операторской работой, музыкой. Последняя, к слову, по-прежнему хороша: помпезные оркестровые переделки поп- и рок-шлягеров Рамином Джавади, похоже, вообще не способны надоесть. Жаль, о "Мире Дикого Запада" в целом такого — с такой же уверенностью — уже не скажешь.

2.5