Замечательный британский актер Роуэн Аткинсон, известный, прежде всего, благодаря мистеру Бину, агенту Джонни Инглишу и ролям в "Черной гадюке", высказался по поводу новой личины остракизма — так называемой "культуры отмены" (cancel culture). В ее рамках определенный человек или группа лиц, имеющие свою точку зрения, которая "ущемляет" тех, кто считает себя оскорбленными, подвергается шельмованию со стороны последних с попытками стереть любое упоминание имени "угнетателя" наподобие damnatio memoriae.

"Революция далеков": антиутопичный новогодний спецвыпуск "Доктора Кто"

Роуэн Аткинсон критически отозвался о том, что происходит социальных сетях и на других онлайн-платформах, отметив, что это способствует поляризации мнений, в то время как сами пользователи становятся менее терпимыми к суждениям тех, кто не согласен с той или иной постановкой вопроса. Слова актера приводит британская газета The Times со ссылкой на большое интервью, которое актер дал изданию Radio Times.

Данная тенденция провозглашает следующее: "Либо ты с нами, либо ты против нас, и если ты выбираешь второе — то заслуживаешь отмены". Эта проблема в интернет-пространстве осложняется тем, что существуют алгоритмы, которые решают за нас, что мы хотим видеть, и в результате создается "упрощенное, дихотомическое представление об обществе", в то время как важно иметь возможность доступа к широкому спектру мнений. То, что в настоящее время становится предметом общественного дискурса — в частности, жесткая критика произведений комедийного жанра и их создателей, очень похожа на цифровой эквивалент средневековой толпы, которая рыщет по улицам в поисках, кого бы еще сжечь. Это жутко для любой ее жертвы, и ситуация внушает Аткинсону резонную тревогу за будущее.

Аткинсон во многом прав. Например, Джон Клиз, один из создателей и участников "Монти Пайтон" и сериала "Отель Фолти Тауэрс" испил сию горькую чашу до дна вскоре после того, как руки и глаза бдительных борцов со всеми мыслимыми формами дискриминации добрались до анализа его работ. Вынесенный вердикт предсказуемо был не в пользу того, кто участвовал в рождении сразу нескольких блестящих и остроумных образчиков британской массовой культуры. Ранее подобной травле подверглась Джоан Роулинг.

Названы самые ожидаемые кинопремьеры 2021 года

Разговор не мог не коснуться предыдущих работ актера. Аткинсон сказал, что за счастливым исключением "Черной гадюки", ему никогда не нравился процесс создания какого-либо произведения. Прежде всего, потому, что груз ответственности зачастую был слишком высок, а при работе над "Гадюкой" задача по созданию забавного проекта лежала не только на его плечах.

Что касается "Черной гадюки" и возможного развития легендарного исторического (и псевдоисторического) сериала, Аткинсон заметил, что продолжение не является чем-то в принципе не реализуемым, однако от дальнейших размышлений вслух на эту тему он бы хотел воздержаться. "Черная гадюка" стала результатом творческих сил, которые были у создателей проекта тридцать лет назад. Достичь того же уровня тридцать лет спустя будет делом непростым, заметил он.

Новые кадры Uncharted не понравились пользователям соцсетей

От себя добавим, что частичным доказательством этого служит "Уильям наш Шекспир", недавний проект одного из разработчиков "Черной гадюки". Он заносчиво забавен и приходится по душе преимущественно тем, кто хорошо знаком с обстоятельствами жизни и творчества великого английского драматурга. Но его визуальное воплощение откровенно проигрывает, так как представляет собой типичный образчик телевидения восьмидесятых, неведомым образом попавший во второе десятилетие двадцать первого века.

Не так давно Аткинсон убедительным образом доказал, что является разноплановым актером — благодаря роли прославленного сименоновского комиссара в телевизионной экранизации "Мегрэ". Впрочем, среди анонсированных проектов с его участием снова грядет комедийная роль в нетфликсовском "Человеке против пчелы" (Man vs Bee).