Сюжет повествования таков: чета Петерсенов, Дуглас и Конни, в нерешительности замерли перед наступлением неизбежного — их семнадцатилетний сын Альби поступил в университет вдали от дома и вскоре выпорхнет из родительского гнезда. И супруги невольно обращают свои взгляды друг на друга. Если Дуглас испытывает смутное чувство тревоги, то Конни, кажется, уже давно приняла решение расстаться со своим мужем. Дело не в конкретных разногласиях, вряд ли Конни смогла бы сформулировать, что именно делает ее дальнейшую жизнь с Дугласом невыносимой. Просто цель совместного существования исчерпала себя, сын вступает во взрослую жизнь и уже не в такой большой степени нуждается в монолитном тыле, а взаимных претензий и обид, благородно сдерживаемых годами, накопилось слишком много.

"О всех созданиях — больших и малых": праздники с Хэрриотом

Феномен и одновременно жизненная трагедия Дугласа как нельзя лучше высвечивается в антураже британской культуры. Он — типичный отличник, человек научного склада, везде и во всем ценящий пунктуальность, последовательность и рациональность, искренне считающий, что постоянное напоминание о превратностях жизни и эффективном приложении усилий — важная задача главы семейства и основная добродетель. Целепоалагание действительно помогло ему состояться в профессиональном плане, но в межличностных отношениях оно начинает восприниматься как бессердечность и жестокость. Примешивается сюда и сдержанность британцев среднего и старшего поколения (зачастую воспитывавшихся достачточно безэмоционально), а также пассивная агрессия, направленная на любого, кто, видите ли, действует не по правилам и без последствий в виде всех небесных кар. А он, такой хороший, превозмогает себя, страдает, ущемляет свои интересы во имя общего блага (по умолчанию им же сконструированного), и никто не ценит его жертвы. Представляется, что примерно то же ожидает героя Мартина Фримена в еще одной трогательной семейной драме, только с маленькими детьми.

"Революция далеков": антиутопичный новогодний спецвыпуск "Доктора Кто"

В свое время крепко стоящий на ногах хозяйственный Дуглас оказался спасительным якорем для Конни, вырвав ее, человека, очевидно, не имеющего особых художественных способностей и обреченного растратить молодость и силы на чужом празднике жизни, из богемной атмосферы. И пообещал ей стабильное будущее, поклялся, что никогда ее не бросит, несмотря ни на что. И тем не менее этот well respected man, чей образ разносили в пух и прах еще его старшие современники на концертах, со временем стал человеком, от которого неудержимо хочется сбежать. Ситуация, правда, осложняется тем, что, в отличие от поколения своих отцов Дуглас испытывает серьезные душевные терзания, ощущает раздвоение между идеальной картинкой и реальностью, имеет запросы рефлексивно-сентиментального характера, но мучительно не знает, что со всем этим делать.

По разным причинам идеальным выходом — или передышкой — видится большое турне по Европе, заблаговременно запланированное Дугласом для всех трех членов семейства, с дотошнейшим расписанием, превращающим поездку в гонку на опережение времени с сопутствующими препятствиями. По пути происходят ссоры, примирения, неожиданные признания и настоящие трагедии. Отношения трещат по швам, участники разъезжаются по разным направлениям, не в силах более терпеть друг друга. А Дуглас впервые делает выводы из своего поведения и всерьез задумывается над тем, что его же стараниями сын будет ассоциировать отца с призывами прибрать комнату, лечь спать вовремя, сделать домашнюю работу и не забыть почистить зубы перед отходом ко сну, — если не перестать пытаться его контролировать.

Второй сезон "Постановки": менее смешно, но по-прежнему занимательно

Единственной, достаточно большой ложкой дегтя в сериале становится некоторое изменение акцентов (если не сказать — передергивание) по сравнению с книгой, причем исключительно во вред Дугласу. Находчивость, которую он проявляет в романе по части выслеживания перемещений Альби по интернету ширкоим жестом передается его жене, как и ряд других моментов. А в установлении равноправного диалога между отцом и сыном ключевую роль начинает играть тема из современной социальной повестки, в литературном первоисточнике незамеченная.

Хорошая работа режиссера, замечательная актерская игра и фантастическая работа операторов позволяют получить от сериала двойное удовольствие — помимо британского юмора, призыва ценить жизнь, не разбазаривая ее на брюзжание, и прививки здравого отношения к действительности, зрителю представляется возможность побродить по Парижу, Амстердаму, Венеции, Сиене и Барселоне в их докарантинном — пьяняще-праздничном воплощении.

4