«Конь БоДжек», шестой сезон

С БоДжеком, в отличие от Сола Гудмана, мы уже попрощались — причём было это прощание, что называется, bittersweet, горько-сладким. То есть максимально подобающим общему тону легендарного анимационного шоу, в котором разрушительные депрессивные приступы постоянно сменялись развесёлым чадом кутежа — и наоборот. В любом случае, самому-то протагонисту жаловаться, наверное, не стоит: люди (да и, вполне вероятно, лошади тоже) со столь явно выраженным биполярным расстройством обычно заканчивают (или в лучшем случае продолжают) куда хуже.

Впрочем, не психотерапией единой жив антропоморфный жеребец. Помимо якобы несерьёзного и шутливого анализа душевных сбоев, финальный сезон шоу Netflix напоследок успел ещё раз порадовать всей своей распрекрасной атрибутикой, будь то едкая социальная сатира, поп-культурные реминисценции или злое высмеивание так называемой «новой этики». Было круто. А коль скоро адекватной замены на горизонте не видно и не предвидится (не слишком удачный «птичий» спин-офф — лишнее тому подтверждение), «Коня», похоже, придётся не раз пересмотреть.

Рецензия

«Роковой патруль», второй сезон Фото: kinopoisk.ru

В конце первого сезона главный злодей Мистер Никто, демонстрируя способность авторов к самоиронии, назвал большую его часть «бессмысленной». Что на самом деле не так уж и весело: ведь на каждую крутую сцену, искрившуюся чистым безумием — вроде поцелуя гигантских таракана и крысы или там бегающих задниц, действительно приходилось несколько десятков минут унылого, однообразного и бестолкового самокопания главных героев.

Сокращение хронометража определённо пошло самому дикому сектору вселенной DC на пользу: нытья и рефлексии, теперь резко углубившейся в осмысление семейных проблем, в процентном соотношении стало поменьше, безумия — побольше.

Команда нелепых супергероев-неудачников возвращается в следующем составе: Сумасшедшая Джейн с живущими в ней 64 личностями, у каждой из которых — своя суперспособность; Роботмен — сентиментальный бывший гонщик, чей разум заточён в угловатом металлическом корпусе; Эластичная девушка, то и дело бесконтрольно превращающаяся в токсичную лужу (символично же); нервный Киборг; обмотанный бинтами радиоактивный Негативный человек, сожительствующий в своём теле с неким сверхсуществом из небесных сфер. Плюс — их Шеф и в некотором роде демиург со своими тёмными тайнами и чрезвычайно опасной столетней дочерью, носительницей обезьяньей мордочки и детского сознания.

Во втором сезоне «Роковой патруль» потерял обаятельного антагониста, зато прибавил в сбалансированности, а психоделичность и леворезьбовый юмор бережно сохранил: чего стоит одно явление «Людей Секс». Есть повод надеяться, что и в уже заявленном третьем сезоне будет не хуже.

«Академия «Амбрелла», второй сезон Фото: kinopoisk.ru

Создатель оригинальных комиксов про «Амбреллу» Джерард Уэй признавался, что вдохновлялся как раз-таки «Роковым патрулем», и не заметить этого трудно. В сериале Netflix мы тоже наблюдаем за кучкой феерических лузеров, которых никакие сверхспособности от лузерства не спасают вот уже второй сезон кряду.

Взять хотя бы случай, когда эти не в меру самоуверенные клоуны умудрились прощёлкать целый ядерный апокалипсис. Да если бы один! Чтобы исправить такой эпичный косяк, они путешествуют во времени, но опять всё не клеится — армагеддон добирается в прошлое вслед за ними.

К тому же, будучи, как уже говорилось, законченными неудачниками, горе-спасители оказываются вдруг раскиданными по разным отрезкам шестидесятых годов прошлого века. И чтобы в очередной раз попытаться уберечь мир, Номеру Пять как самому ответственному нужно всех отыскать, воедино созвать и единою братской любовью объять. А это трудно не только технически, но и потому, что остальные неплохо в шестидесятых обжились и обзавелись близкими людьми — и ну его, этот мир, пусть другие спасают, надоело. К тому же палки в колёса пихают недоброжелатели, в авангарде — колоритная тройка отмороженных шведских киллеров.

Освежающая смесь чёрного юмора и лихих темпоральных вывертов в искусно созданном сеттинге очаровательной эпохи. Третий сезон уже в работе, ждём с большим любопытством.

«Пацаны», второй сезон Фото: kinopoisk.ru

И ещё один сериал, бесцеремонно деконструирующий супергеройский жанр, обзавёлся в этом году вторым сезоном, заранее получив продление на третий.

Причём именно у «Пацанов» взгляд на комикс-каноны отличается особым цинизмом и ехидством. Супергерои — не просто неудачливые недотёпы, а злобные, расчётливые, тщеславные и алчные твари, пускающие пыль в глаза миллионам фанатов. Во всяком случае — самые видные и влиятельные из них.

Поэтому в центре внимания чаще всего оказываются не они, а группировка недовольных граждан, пострадавших от супергеройской деятельности, под предводительством брутального Мясника в исполнении крутейшего Карла Урбана.

Хит Amazon с первого сезона влюбил в себя ценителей кровавого трэша и нестандартного подхода к юмору — и того, и другого в «Пацанах» с горкой. Сезон второй чуть больше склонен к меланхолии и лирике, но с учётом прочих достоинств, никуда не девшихся, это вполне простительно.

«Чем мы заняты в тени», второй сезон Фото: kinopoisk.ru

По-настоящему невыносимо смешная и остроумная абсурдистская черная комедия стремительно идущего в гору Тайки Вайтити и его партнера Джемейна Клемента, основанная на их же полнометражке «Реальные упыри» (которые на самом деле назывались так же, как и этот сериал), радовала на бис. Пародийное мокьюментари, в котором компания древних гротескных вурдалаков, разлаписто окопавшись в Америке, непрестанно попадает в вереницу абсолютно кретинских ситуаций, поскольку никак не может толком приноровиться к тому, что дремучие времена сажания на кол несколько позади. И стремление блюсти буквально людоедские традиции — уже моветон. С другой стороны, поголовье идиотов и метафорических упырей вокруг переходит все мыслимые границы, так что на их фоне наши винтажные кровососы то и дело кажутся не такой уж и нездешней экзотикой.

То есть сериал не так прям и прост, как может привидеться на первый беглый взгляд. Третий сезон — ура! — будет.

Кстати, у «Упырей» есть и спин-офф «Паранормальный Веллингтон», посвященный похождениям той самой парочки комично непрошибаемых полицейских, эпизодически появившихся в оригинальном фильме.

Рецензия

«Королевство», второй сезон Фото: kinopoisk.ru

Пока в Америке загнивают и всё никак не загниют, лишь обрастая сателлитами, империалистические «Ходячие мертвецы», корейские товарищи продолжают делать лучший сериал про зомби. Про морозолюбивых зомби в средневековой Корее.

Второй сезон подарил все те же радости, за которые «Королевство» нам полюбилось: смешные шляпки, неповторимый колорит, богатые причудливые костюмы и убранство, бескомпромиссная борьба за власть и орды кровожадных стремительных кадавров. Только всё это ещё и в удвоенных объёмах. Колоритнее, богаче, бескомпромисснее, кровожаднее.

Разве что шляпки смешнее сделать уже нельзя, они и так изначально совершенны. А тем временем история подошла к промежуточному финалу: сезон венчается особо эпичной зарубой с нежитью — именно так должна была выглядеть «Долгая ночь».

Третий сезон должен быть, но от Netflix до сих пор официального подтверждения не поступило.

«Фауда», третий сезон Фото: kinopoisk.ru

У лучших в мире шпионских сериалов — непременно израильское гражданство. Эту аксиому в 2020-м разом подтвердили сверхувлекательная новинка «Тегеран» и продолжение суперхитовой «Фауды» — выдающегося триллера про отряд спецназовцев-мистаарвим, которые раз за разом внедряются в палестинское сообщество, чтобы предотвратить или остановить какое-нибудь кровопролитие. Но зачастую — под влиянием пресловутого «человеческого фактора» — провоцируют кровопролитие ещё большее. И так далее по кругу.

Тут, конечно, палка о двух концах. С одной стороны, сами израильтяне периодически ворчат: мол, реализмом даже не пахнет — таких ошибок профессионалы-спецслужбисты подобного уровня никогда бы не совершили. С другой — речь всё-таки о художественном кино, поэтому без продиктованных жанром остросюжетных допущений и дополнительного драматизма не обойтись. А конкретно третий сезон доводит и первое, и второе до беспрецедентного максимума, заставляя смотреть себя на одном дыхании.